Архив рубрики: Линии передачи и учителя

Линия передачи пяти божеств Херуки Чакрасамвары махасиддхи Гхантапы (Дрильбупы) в школе Гелуг

Херука
*
Ваджрайогини
*
Гхантапа
*
Курмапада (Рупельшаб)
*
Джаландхара
*
Кришначарья (Нагпопа)
*
Гухьяпа
*
Виджаяпада (Намгьял)
*
Тилопа
*
Наропа
*
Памтингпа-старший (Абхаякирти)
*
Памтингпа-младший (Вагишвара)
*
Шераб Цег
*
Марпа Лоцзава
*
Сачен Кунга Ньингпо
*
Джецун
*
Сакья Пандита
*
Пхакпа
*
Шангтон Кончог Пэл
*
Дракпукпа
*
Лама Дампа
*
Джецун Лозанг Драгпа (Чже Цонкапа)
*
Кхедруб Чже
*
Гьялцаб Чже
*
Дхарма Ваджра
*
Энсапа (отец)
*
Энсапа (сын)
*
Чогьен
*
Конгьен
*
Тензин Тринлей Шаб
*
Кхецун
*
Джамгон
*
Йонгзин
*
Пандита
*
Лосанг Тензин
*
Нгульчу Дхармабхадра
*
Янгчен Друпей Дордже
*
Нгаванг Лозанг
*
Намкха Тенкьонг Тензин Цондру
*
Пабонка Дечен Ньингпо
*
Триджанг Ринпоче
*
Его Святейшество Далай-лама XIV  Тензин Гьяцо

Колофон: упрощенное древо линии преемственности выстроено на основе молитвы к линии передачи из садханы «Светоч, проясняющий сосредоточенную сущность великого блаженства» (вариант монастыря Зонгкхар Чоде, перевод с тибетского — Д.Гонсалез).

Цикл «Сангва Гьячен» — «Скрепленное печатью тайны»

Пятый Далай-лама Лобсанг Гьяцо

Пятый Далай-лама Лобсанг Гьяцо

Цикл «Сангва Гьячен» («Скрепленное печатью тайны») был открыт Великим Пятым Далай-ламой Лосангом Гьяцо. Пятый Далай-лама получил видения и посвящения от трех корней (гуру, йидамов и дакинь) и записал полученное, сопроводив это своими комментариями, в тексте, который называется «Двадцать пять запечатанных чистых видений».

Цикл был передан Пятым Далай-ламой четвертому держателю линии Дордже Драг, Ригдзину Кунсангу Пема Тринле. Пятый держатель линии Дордже Драг, Ригдзин Келсанг Пема Вангчуг, в свою очередь, передал эти практики монастырю Нечунг – государственного оракула Нечунг. Пятый Далай-лама также передал эти практики своему личному монастырю Намгьял. Все три монастыря с тех пор поддерживают практику этих учений.

В цикл «Сангва Гьячен», помимо прочих, входят практики:
— Гуру Ринпоче (Падмасабхавы) как воплощения всех учителей («Единство сокровенных сущностей» – «Тугдруб Янньинг Кунду») и как Цокье Чиме Дордже («Бессмертная Лотосорожденная Ваджра» — «mTsho-skyes ´chi-med rdo-rje»)
— Дордже Дролло («rDo-rje gro-lod gnam-ccags ´bar-ba»)
— Гуру Драгмара («Drag-dmar bgegs-dpung kun-´joms»)
— Джомо (Йеше) Цогьял
— Ламы Ваджрадхары
— Кагье («Восьми Божеств» или «Восьми Логосов», в том числе — «bKa´-brgyad rig- ´dzin zhal-lun» и «bKa´-brgyad spyi-dril zhi-khro rnam-rol»)
— Авалокитешвары («Thugs-rje chen-po ´jig-rten dbang-phyug»; «Sems-nyid bde-chen ngal-gso» — Авалокитешвара Читтавишрамана)
— Хаягривы ( «Klu-gnyan kun-´dul»)
— Ваджрапани
— Будды Медицины
— Амитаюса («Привнесение сущностной силы Амитаюса»)
— «Освобождения посредством ношения»

Часть практик «Сангва Гьячен» входит в цикл «Ринчен Тердзо» – «Великую сокровищницу терма», составленную Джамгоном Конгтрулом Лодро Тхайе  при поддержке Джамьянга Кхьенце Вангпо. Последний составил часть руководств по посвящению и садхан для практики этого цикла, использующихся и в наше время.

Учителя о цикле «Сангва Гьячен»

Его Святейшество Далай-лама XIV:

«В традиции ньингма существуют три формы передачи: длинная устная линия кама, или канонических учений; более краткая линия передачи терма, или открытых сокровищ; и глубинная передача дак нанг – чистых видений. Судя по всему, существуют разные виды чистых видений; некоторые проявляются как медитативные переживания, некоторые проявляются исключительно на уровне ума, а некоторые предстают перед чувственным сознанием. Этот конкретный цикл возник благодаря чистым видениям, в которых Великий Пятый Далай-лама переживал встречу с божествами так же ясно, как если бы это была встреча обычных людей. (…)

Сам я получил эту передачу в возрасти около двенадцати или тринадцати лет, когда весь цикл «Сангва Гьячен» был передан мне Тактра Ринпоче. (…)

После Великого Пятого Далай-ламы этот цикл – «Сангва Гьячен» – стал одним из главных учений, которые доверялись последующим Далай-ламам. Судя по всему, Тринадцатый Далай-лама регулярно практиковал «Сангва Гьячен». (…)

В Лхасе был написанный от руки и составленный во времена Великого Пятого набор текстов, охватывающий весь цикл «Сангва Гьячен». Эти тексты были замечательным образом сделаны и красивы; я хранил их в своей комнате, но в то время, когда у меня были эти тексты, интереса к учениям я не испытывал. Позже, когда я заинтересовался учениями, текстов у меня больше не было! Когда я прибыл в Индию, то прочел биографии предшествующих Далай-лам; я размышлял над ними, и по этой и иным причинам стал гораздо больше интересоваться жизнью Великого Пятого, а затем и циклом «Сангва Гьячен». Затем, постепенно, в силу кармы и молитв устремления, я постепенно получил все тексты.

Каждый десятый день, на убывающей луне, Тринадцатый далай-лама в своей личной резиденции выполнял практику подношения цога Авалокитешваре из цикла «Сангва Гьячен» – практику, называемую «Девять божеств великого сострадательного, владыки мира»; а в двадцать пятый день месяца практиковал подношение пиршества Хаягривы из этого цикла, которое называется «Торжество над тремя мирами». Когда я прибыл в Индию, то захотел восстановить традицию выполнения этих практик из цикла «Сангва Гьячен» в десятые дни на убывающей и растущей луне, и потому стал искать тексты и постепенно их получил. Я выполнил ретрит по начитыванию мантр практики Кагье из Сангва Гьячен, и мне выпала возможность попросить у Дуджома Ринпоче подробные объяснения о том, как выполняется начитывание. Когда я выполнял эту практику, проявились определенные благие знаки, в том числе несколько примечательных снов. На самом деле, даже когда я впервые получал цикл Сангва Гьячен, хотя и был довольно молод и не испытывал в то время особого интереса, определенные знаки все равно проявились. Так что я верю, что обладаю определенной особой связью с этими учениями».

Кхандро-ла (Кхандро Намсел Дронма):

«У меня есть цель: существует удивительная и обширная линия передачи учений и наставлений Великого Пятого Далай-ламы. С того времени, когда он впервые открыл их, прошло вот уже 360 лет. С тех пор явить их снова в полном объеме не удавалось. Я чувствую сильную кармическую связь с этой особенной линией передачи, поэтому мое сокровенное желание ― восстановить всю линию передачи для Его Святейшества. Он сможет передать ее многим другим людям, и лично я заинтересована в практике этой передачи.

Я также планирую создать ретритный центр именно для этой практики. Я хочу, чтобы там занималась небольшая была группа серьезных практиков. Возможно, это будут геше, которые уже изучили Праджняпарамиту Мадхьямаки и которые желают выполнять эту практику, но для этого им нужна подходящая обстановка. Если у меня получится осуществить мое намерение, это будет хорошим подношением Его Святейшеству и, я уверена, оно будет самым существенным образом способствовать его долгой жизни. Это очень важное учение, связанное со всем миром, и, несомненно, оно очень значимо и для решения тибетского вопроса. Я думаю, когда Его Святейшество называет ламу Сопу Ринпоче и Дагри Ринпоче своими любимыми учениками, он имеет в виду их связь с этой линией передачи».

Шестнадцать капель (сфер) Кадампы

Дромтон Гьялва Джунгне

Дромтон Гьялва Джунгне

Практика «Шестнадцати капель (сфер) Кадампы» (ка-дам тиг-ле чу-друк) является сокровенной тантрической практикой традиции «древняя кадам», восходящей к Атише Дипанкаре и его главному ученику – Дромтонпе Гьялве Джунгне. Практика передавалась линии Кадам-Менгагпа, затем стала частью передач традиций Дагпо-Кагью, Сакья и Гелуг. Ключевой текст, из которого эта практика, содержащая сущность тантрических учений Дромтонпы, проистекает в этой конкретной форме – «Книга Кадам» (Ка-дам лег-бам).

Мандала и последовательность выполнения практики
Мандала «шестнадцати капель» или «шестнадцати сфер» содержит шестнадцать уровней, каждому из которых соответствует конкретное медитативное божество или учитель. Конкретная последовательность от внешних уровней ко внутренним такова:

1. Джинасагара Авалокитешвара
2. Намнанг Гангчен Цо
3. Джинасагара Авалокитешвара
4. Авалокитешвара с одним ликом и двумя рукам
5. Праджняпарамита
6. Тубпа Дудул (Будда Шакьямуни)
7. Чатурбхуджа (Четырехрукий) Авалокитешвара
8. Тара
9. Кродха (Гневная) Тара
10. Ачала
11. Атиша
12. Дромтонпа
13. Майтрея
14. Манджушри
15. Ваджрадхара
16. Дхармакая

В качестве семнадцатой «капли» или «сферы» в некоторых вариантах практики может проявляться Пятый Далай-лама Лобсанг Гьяцо, который пережил связанное с этой практикой видение Дромтона Гьялве Джунгне и является важным звеном в линии ее передачи.

См. «Далай-лама II Гендун Гьяцо — Обобщающие пункты «Книги Кадам«

Изображение семнадцати капель в форме тханки (из архивов Himalayan Art):

Шестнадцать капель КадамВ «Сокровищнице устных наставлений» Джамгона Конгтрула Лодро Тхайе учения по шестнадцати каплям содержатся в 4 томе и включают следующие три текста:

1. Руководство по посвящение шестнадцати кругов кадампинцев под названием «Украшение проявления сострадания» (сочинение Джамгона Конгтрула Лодро Тхайе)

2. Сущностные способы практиковать шестнадцать кругов кадапинцев. (сочинение Гунгтанга Кончога Тенпе Дронме)

3. Глубинные наставления по практике шестнадцати кругов кадампинцев под названием «Дарование двух сиддхи» (сочинение Джамьянга Кхьенце Вангпо)

Дрогон Чогьял Пхагпа (1235 — 1280)

Чогьял ПхагпаДрогон Чогьял Пхагпа
(1235 — 1280)

22 день 11 месяца по тибетскому лунному календарю – годовщина паринирваны Дрогона Чогьяла Пхагпы.

Дрогон Чогьял Пхагпа был пятым мастером-основателем тибетской буддийской традиции сакья. Он родился в год овцы-дерева; матерью его была Мачиг Кунчид, супруга младшего брата Сакья Пандиты Сонама Гьялцена. Зачатие и рождение сопровождалось множеством благоприятных знаков.

Уже в раннем возрасте Чогьял Пхагпа начал демонстрировать признаки особого существа. У него были четкие воспоминания о предшествующих жизнях, и он сразу был способен читать и писать разными алфавитами. В возрасте трех лет он уже давал учения и мог по памяти прочесть обширную садхану Хеваджры. Его качества так сильно впечатлили ученых мужей, что они назвали его “Пхагпа”, что означает “святое существо”. В десять лет мальчик принял от своего дяди Сакья Пандиты обеты монаха-гецула, а к возрасту 17 лет Сакья Пандита вверил Чогьялу Пхагпе все свои познания, учения и обязанности. В следующем году Сакья Пандита оставил тело.

Два года года спустя, в 1253 году, монгольский император Кублай Хан, император Китая, пригласил Чогьяла Пхагпу к своему двору и был глубоко впечатлен его интеллектом и познаниями. Он задавал ему сложные вопросы по Дхарме, на которые прежде ему не смог ответить ни один мастер. Чогьял Пхагпа ответил с такой легкостью и ясностью, что император попросил у него учений по Дхарме. Чогьял Пхагпа ответил, что для получения этих учений императору нужно будет относиться к нему как к своему гуру, а это означает, что он должен будет при каждой встрече простираться перед наставником и всегда усаживать его на трон более высокий, чем тот, на котором сидит сам. Для императора это создавало затруднения, потому что если кто-то стал бы свидетелем подобного поведения, это подорвало бы императорский авторитет. Они сошлись на том, что будут следовать этим принципам в ходе приватных встреч, а на публике будут сидеть на тронах одинаковой высоты. Чогьял Пхагпа даровал императору посвящение Хеваджры, а император в качестве подношения поднес мастеру обширные земли, назначив их правителем; эти земли включали три провинции Тибета. Император также поднес ценные дары, самым драгоценным из которых была знаменитая белая раковина, которую Будда использовал, чтобы созывать последователей на учения. Чогьял Пхагпа доставил эту святейшую реликвию в Сакья, где она хранится и по сей день. Кроме того, по просьбе Чогьяла Пхагпы император упразднил практику зачисток населения, в ходе которых стариков и инвалидов каждые три года топили. Император также даровал своему учителю титул “тишри”, что означает “наставник императора”.

Император постепенно постигал качества своего учителя, и преданность его становилась все сильнее и сильнее. Как-то раз, чтобы усилить веру своего ученика, Чогьял Пхагпа совершил чудо: он отсек собственную голову и конечности, и те проявились в форме пяти дхьяни-будд. Учитель и ученики установили настолько прочную связь ламы и покровителя, что их сравнивали с “солнцем и луной в небе”.

В 1255 году Кублай-хан издал указ под названием “Банде Шет Кьедма”, в соответствии с которым буддизм устанавливался официальной религией Монголии, а тибетцы освобождались от налогов и несправедливого обращения. В указе также говорилось, что буддизм в Тибете должен практиковаться под руководством традиции сакья.

В следующем году Чогьял Пхагпа пригласил из Тибета великого мастера Ньетангпу Драгпа Сенге, попросив того помочь в завершении его религиозного образования. Этого выдающегося учителя Чогьялу Пхагпе рекомендовал сам Сакья Пандита. От этого наставника Чогьял Пхагпа получил множество учений и в 21 год принял полные монашеские обеты.

В 1266 году, в возрасте тридцати одного года, Чогьял Пхагпа вернулся в Сакья, где собравшиеся для выражения почтения со всей страны тибетские вожди оказали ему чрезвычайно радостный прием. Вернувшись домой, Чогьял Пхагпа объединил весь Тибет под руководством одного центрального правительства, сделав Сакья административным центром страны. Он осуществил в монастыре давно требовавшиеся работы по ремонту и восстановлению и проспонсировал переписывание более чем 200 томов учений Будды золотыми чернилами; эти тексты снабжены превосходными рисунками и все еще хранятся в библиотеке монастыря.

В 1268 году Кублай-хан вновь пригласил Чогьяла Пхагпу к монгольскому двору. Он попросил его разработать для монгольского языка алфавит, который позволил бы объединить множество языков страны. Прибыв ко двору, Чогьял Пхагпа представил императору алфавит пхагпа, который и был принят в качестве официальной монгольской письменности. Кублай-хан вновь наделил ламу богатыми дарами и высокими титулами.

В 1276, в возрасте 41 года, Чогьял Пхагпа возвратился в Сакья. Благодаря пережитому видению император знал, что они прощаются в последний раз, и расставание было горьким как для ученика, так и для учителя. Чогьял Пхагпа покинул монгольский двор, сопровождаемый огромной свитой, и в ходе его отъезда и путешествия домой проявлялось множество благоприятных знаков. Когда мастер прибыл в Сакья, он даровал монашеское посвящение тысячам монахов, неустанно даруя учения и посвящения и сочинив несколько текстов. Как-то раз, когда он даровал учения на протяжении четырнадцати дней, проиозошло множество чудес. Каждый день, пока шли учения, проливался дождь благоухающих цветов; пять радуг окружали солнце, и спонтанно появлялись божественные подношения. Те, кто обладал чистым видением, видели будд и бодхисаттв, испускающих лучи света, заполняющие все пространство.

Чогьял Пхагпа продолжал учить и сочинять до тех пор, пока не оставил тело; это произошло в 1280 году, когда ему было 46 лет. Это раннее завершение выдающейся жизни было предсказно Сакья Пандитой, когда Чогьял Пхагпа был все еще подростком. Сакья Пандита также предсказал, что когда Чогьял Пхагпа приблизится к своей паринирване, божественные существа и сама природа будут его оплакивать. Так и произошло.

В 22 день 11 месяца года железного дракона, когда Дрогон Чогьял Пхагпа вошел в паринировану, земля содрогнулась; пролился дождь цветов, раздалась божественная музыка, воздух наполнился небесными ароматами, и явились божественные существа.

Чогьял Пхагпа был одним из наиболее реализованных мастеров, когда-либо обитавших на этой земле. В ходе своей краткой жизни он никогда не прекращал святые деяния и прочно закрепил Дхарму во множестве мест – в Китае, Монголии и Тибете. Он строил монастыри и даровал монашеский постриг тысячам монахов, и привел бесчисленное множество людей на путь к освобождению. Он оставил после себя не поддающееся оценке дхармическое наследие, большая часть которого дошла до нашего времени. Написанные им тексты используются и сейчас и играют большую роль среди текстов, используемых при изучении дхармы.


По материалам журнала Melody of Dharma. Перевод с английского – досточтимый Лобсанг Тенпа, 2013.

Ньянграл Ньима Озер

Ньянграл Ньима ОзерНьянграл Ньима Озер (тиб. nyang ral nyi ma ‘od zer) (1136 — 1204) — один из наиболее значимых тертонов (открывателей сокрытых сокровищ Дхармы) Тибета, считавшийся проявлением ума царя Трисонг Децена; первый из пяти царей-тертонов. Открытые им сокровища терма содержат циклы, посвященные гуру, йидаму и дакини. К первой категории относится цикл «Лама Йондзок» (тиб. bla ma yongs rdzogs), ко второй – цикл «Кагье Дешек Дюпа» (тиб. bka’ brgyad bde gshegs ‘dus pa), к третьей — цикл учений, связанных с Тромой Нагмо (тиб. khros ma nag mo).

Биография Ньянграл Ньима Озера из «Школы Ньигма в тибетском буддизме» Его Святейшества Дуджома Ринпоче:

«Первым из тех, кто был прославлен как пять царственных открывателей сокровищ и три высших проявления, был Ньянграл Ньима Озер – намеренное перерождение религиозного царя Цангпа Лхей Меток (т.е. Трисонг Децена). Он родился в Сергоне в Дзеса, части Тамщула в Лходраке, в 1136 году (год мужского огненного дракона второго цикла). Отцом его был Ньянгтон Чокьи Кхорло, матерью звали Пема Девацел.  С детства его проявлялось бесчисленное множество замечательных знаков: на восьмом году своей жизни о пережил множество чистых видений Запредельного Владыки Шакьендры (т.е. Будды Шакьямуни), Великого Сострадательного, Гуру Ринпоче и других, и целый месяц месяц испытывал радость. В частности, однажды вечером он увидел Гуру Ринпоче, который ехал на белой лошади, копыта которой поддерживались дакинями четырех классов. Нектаром из своего сосуда Гуру Ринпоче даровал Ньянгралу четыре посвящения, в силу чего тот обрел три переживания, подобные раскрытию неба, дрожи земли и движению гор. В результате поведение его подверглось различным изменениям, и все считали его безумным. Он получил от своего отца посвящения Хаягривы, и, практикуя это божество в Дзепу Кангра, пережил его видение. Из его медной килаи раздавалось ржание лошади, и Ньянграл оставлял отпечатки своих рук и стоп на скале. В соответствии с пророческим речением дакинь, он отправился к основанию скалы Мавокок, где дакини изначального познания  нарекли его «Ньима Озер». Под этим именем он затем и стал известен.

Ньянграл Ньима ОзерГуру Ринпоче проявился как йогин по имени Вангчук Дордже, даровавший Ньянгралу важнейшие бумаги, содержавшие список [сокровищ], и преподавший ему уроки. Кроме того, Ньянграл также получил списки сокровищ Трапа Нгёнше и тертона Рашак, а тажке дополнения к этим спискам. В соответствии с этими документами он отправился к месту хранения сокровищ у основы скалы Синмо Пардже. Он провел там ночь, и на следующий день к нему явилась женщина, бывшая проявлением Йеше Цогьял; на белом муле она везла два ящика из шкуры антилопы. Из одного из них она вынула ящичек из тигровой шкуры и поднесла его Ньянгралу. Он также отыскал проход к сокровищам и нашел медный ящичек, глиняный сосуд, изображения, священные объекты и множество иных богатств. Из медного ящичка были извлечены [циклы учений] «Великого сострадательного» (thugs-rje chen-po) и «Мирного и гневного аспектов гуру» (gu-ru zhi-drag); из глиняного сосуда – «Цикл Махакалы и зловредных мантр» (mgon-po dang ngan-sngags-kyi skor); а из ящичка из тигровой шкуры – множество циклов учения дакинь (mkha’-‘gro’i chos-skor).

Через какое-то время после этого купец подарил ему отломленный от изображения палец. В нем Ньянграл нашел список, следуя которому отыскал два сундука с сокровищами – один коричневый, а другой бледно-серый — за изображением Вайрочаны в Кхотинге. Из коричневого сундука была извлечена «Тантра собрания сугат восьми переданных заветов», вместе с передачами и тайными наставлениями, изложенными в форме ста тридцати тем учения (bka’-brgyad bde-gshegs ‘dus-pa’i rgyud-lung-man-ngag-dang-bcas-pa’i chos-tshan brgya-dang sum-cur bkod-pa); записано учение было почерком Вайрочаны и Денма Цеманга для использования в качестве личных экземпляров религиозного царя Трисонг Децена. В бледно-сером сундучке он обнаружил (изображения, книги и ступы), представляющие, соответственно, тело, речь и ум Хаягривы, а также священные символы и многое другое. Кроме того, он также извлек множество других ящичков с сокровищами из Самье Чимпу, скалы Синча в Намкечене, святилища в Энетракри и других мест.

Ньянграл Ньима Озер учился у множества гуру, включая собственного отца, великого Ньянгтона; Гьяньонпу Тондена; Шикпо Ньима Сенге; Мел Каваченпу и Тонпу Кхаче. С (этими мастерами) он осуществлял обширное изучение мантр и диалектики. На протяжении трех лет он практиковал достижение «Гуру как собрания трех тел» (bla-ma sku-gsum ‘dus-pa), в силу чего лично встретился с мастером Падмасамбхавой и получил множество устных дозволений. Когда он на собственом опыте взращивал «Гуру как достижение ума» (bla-ma thugs-sgrub) в Мутик Шелги Пагонг, Йеше Цогьял явилась и даровала ему текст «Сточастного диалога дакинь» (mkha’-‘gro’i zhu-lan brgya-rtsa). Она привела Ньянграла на кладбище Ситавана, где мастер Гуру Ринпоче и восемь видьядхар, бывших держателями переданных заветов, по отдельности даровали ему посвящения «Восьми переданных заветов» (bka’-brgyad), в целом и в частности. Они также передали ему тантры и тайные наставления по всей их полноте.

Ньянграл взял в жены Кобуму – проявление Йеше Цогьял, – и она родила ему двух сыновей, Дрогона Намка Озера и Намка Пелва, проявление Авалокитешвары. Однажды, когда прибыл реализованный мастер Нгодруп, Ньянграл отметил, что является владельцем содержащих сокровища ящичков с «Восемью переданными заветами». Нгодруп тогда сообщил, что он сохранил связанные с этим «Переданные заветы узкого пути к твердыне» (rdzong-‘phrang bka’-ma). Посему Ньянграл изучил также и их, и слил воедино, в одном потоке, переданные заветы и сокровища. Реализованный мастер Нгодруп также передал ему «Пять свитков цикла учений Великого Сострадательного» (thugs-rje chen-po’i chos-skor shog-dril lnga), которые открыл в Лхасе, сказав: «Теперь ты их владыка».

Однажды, когда Ньянграл осуществлял метод достижения эликсира (sman-sgrub), богиня эликсира лично поднесла ему влажный миробалан вместе с листьями. Он был способен со скрещенными ногами взлетать в небо; путешествовать, не касаясь ногами земли и проявлять бесчисленное множество других чудесных способностей. Всю свою жизнь он посвятил объединенным медитативному достижению и углублению образования. Позже его просветленная активность стала обширной, как пространство; поэтому его наследие в учениях стало невообразимо.

На шестьдесят девятом году жизни, 1204 (год мужской мыши-дерева), Ньянграл Ньима Озер явил обширные чудесные знаки. Помимо прочего, белый слог ХРИ изошел из его сердца и отправился в Сукхавати. Таким образом он отстранился от собрания своего тела. Он предсказал, что одновременно явятся три его проявления — тела, речи и ума.

Когда Чак Лоцзава отправился кремировать останки мастера, он не смог разжечь огонь Затем костер разгорелся сам собой, и все увидели в кремационном костре юношу, окруженного дакинями и поющего вместе с ними ХА РИ НИ СА, а также множество других знаков. В качестве объектов для почитания осталось множество необычайных реликвий.

На собствено похоронные церемонии для участия были приглашены великий пандита Шакьяшри и его последователи; их порадовали обширными подношениями золота. Сын Ньянграла, считая, что он должен принять постриг гецула, попросил об этом Шакьяшри, который отказался удовлетворить просьбу, сказав: «Вы оба – и отец, и сын – были великими бодхисаттвами; я не могу прерывать семейную линию бодхисаттв. Поддерживая свой нынешний образ жизни, вы принесете огромную пользу живым существам».

Обширная хвала Шакьяшри, обращеная как к учению, так и к человеку, показывает, что Ньянграл с самого начала среди всех был известен как великий, не вызывающий сомнений и подлинный открыватель сокровищ. Более того, даже предвзятые сторонники школ новых переходов свободны от загрязнений искаженных представлений [о Ньянграле]; в Стране Снегов  он стал известен, как солнце и луна.

Сын и главный ученик Ньянграла, Дрогон Намка Пелва, был мастером его учений, которому во всей полноте была поручена преемственность переданных заветов созревания и освобождения. Пророческое речение утверждает, что он был проявлением Авалокитешвары. Надеясь исполнить намерения [своего отца], посредством своих всевозрастающих способностей к чудотворению он, как стадо овец, поднял в небо камни перед горой Шамбо. Другие не знали, откуда взялись эти камни, но они все обрушились серой массой на берегах Кьичу в Лхасе, где их использовали [для восстановления] насыпи, [что защищала образ] Владыки [Шакьямуни в Лхасе]. Говорится, что в былые времена эти камни можно безошибочно распознать.

Дрогон Намка Пелва также заказал сто восемь изображений в непальском стиле размером со стену. У него были всевозрастающие сверхъестественные способности, и ему прислуживали защитники учения. Таким образом, он был способен уничтожить всех своих врагов с помощью молний, града и тому подобного, одной лишь своей силой – в любой время дня, независимо от времени года или месяца. Есть много историй, это иллюстрирующих. В силу его невообразимого сострадания Гуру Чованг и многие другие проявления стали его учениками.

Его сын, Нгадак Лоден, был проявлением Манджушри, а сын того, Нгадак Дудул, в свою очередь, проявлением Ваджрапани. Таким образом, от этих проявлений [Владык] Трех Семейств, восхваляемых в писаниях, последовательно изошла «линия сыновей». Также были линии учеников Ньянграл Ньима Озера, главными из которых были «пять сыновей, унаследовавших переданные заветы», включая Ньо Трагьела, Щикпу Дюци и Менлунгпу Микьо Дордже. Вплоть до настоящего времени эти линии всеохватывающе усиливали активность его учений в Тибете – как на приграничных, так и в центральных землях».

См. также: Nyangrel Nyima Ozer | Treasure Of Lives

Джамьянг Кхьенце Вангпо — из блога «Ринчен Тердзо»

Уокер Блейн

Из блога, посвященного передаче цикла «Ринчен Тердзо» Его Святейшеством Намкха Дриме Ринпоче в 2008 году

Запись за 6 февраля

Джамьянг Кхьенце ВангпоЗдесь, в Ориссе, время начинает бежать быстро. Каждый день кто-нибудь предполагает или подсчитывает, сколько займут оставшиеся посвящения. По некоторым оценкам, мы завершим к Дню Шамбалы, или Лосару, как его здесь называют — Новому Году, 25 февраля. Другие утверждают, что времени уйдет чуть больше. Однако когда подсчеты заканчиваются, настоящего ответа никто не знает — да никого он особо и не волнует. Помимо практических соображений вроде планов по путешествиям и избыточной жары, на самом деле неважно, сколько времени уйдет на «Ринчен Тердзо». Важно, что Намкха Дриме Ринпоче передает учения, люди находятся здесь, а дхарму слышат и практикуют.

Джамгон Конгтрул Лодро Тайе создал «Ринчен Тердзо» не в одиночестве. Его главным источником вдохновения и направителем был его гуру, Джамьянг Кхьенце Вангпо (1820-1892). В интервью на прошлой неделе Джигме Ринпоче подчеркнул, насколько важную роль играл Джамьянг Кхьенце. Он сказал:

«Источником аутентичности и одобрения терма для Джамгона Конгтрула был Джамьянг Кхьенце, Пема Осел До Нгаг Лингпа [– таково имя Джамьянга Кхьенце как тертона]. Он также был учителем Джамгона Конгтрула. Единственным для Джамгона Конгтрула человеком, который мог наверняка подтвердить подлинность, был Кхьенце. Джамгон Конгтрул больше работал над «Ринчен Тердзо», однако подлинным источником цикла был Кхьенце. Причиной тому то, что многие из терма, вошедших в «Тердзо», почти исчезли, а некоторые исчезли вовсе. Каким-то образом До Нгак Лингпа, Кхьенце, вернул их посредством своих видений более ранних тертонов».

Джамьянг Кхьенце Вангпо родился в Дерге, в восточном Тибете. Он был еще одним необычайным перерождением, которое в детстве имело сильную мотивацию помогать другим и сильное желание стать монахом. Уже в юности он вспоминал свои прошлые жизни, и казалось, что рядом с ним иногда присутствуют защитники — Махакала и Экаджати; иногда они даже были видимы. Он был подобен многим другим тертонам, раннее описанным в этом дневнике, великим ученым, ненасытным в учебе.

С ранних лет Джамьянг Кхьенце Вангпо переживал множество видений учителей и божеств. У него были ясные воспоминания о прошлых жизнях, и открытые им на основе этих воспоминаний и чистых видений терма весьма обширны. По ходу передачи «Ринчен Тердзо» мы как минимум раз в два дня получали посвящения, основанные на открытых им сокровищах. Одна из причин этого в том, что когда ему было было сорок лет, после повторных просьб со стороны Джамгона Конгтрула о помощи в восстановлении древних терма, Джамьянг Кхьенце Ванго в чистом видении получил благословение Падмсамбхавы. В результате Джамьянг Кхьенце Вангпо был способен видеть всех тертонов и учения-терма прошлого, современной ему эпохи и будущего Тибета.

После этого Джамьянг Кхьенце Вангпо учился у 150 различных учителей всех линий. Он учился и получал передачи более 700 томов учений. Подобное проявление полностью невообразимо с обыденной точки зрения западных амбиций; оно абсолютно не укладывается в голове. Единственный способ понять, что осуществляли такие люди, как Джамьянг Кхьенце Вангпо – это рассматривать их действия в контексте помощи другим посредством получения, сохранения и распространения учений. Кхьенце Вангпо утверждал, что после получения особенно глубоких учений в возрасте девятнадцати лет он более не продвигался в постижении природы ума. С одной стороны, это звучит чрезвычайно смиренно; с другой  стороны показывает, что в начале своей великолепной и блистательной жизни он уже обрел полную реализацию. Так ему и удалось столь многое осуществить.

Помимо сохранения дхармы посредством передачи учений, объяснений и практики, он построил множество библиотек, а также воздвиг и восстановил множество монастырей. Кхьенце Вангпо заказал множество статуй, а также множество печатных и рукописных изданий писаний (что очень важно в месте со столь скромными средствами). Хотя чудеса — это не главное, поэтично и вдохновляюще то, что рис, который он кидал в качестве подношения главной статуе Будде во всем Тибете – Джово в Лхасе – спонтанно обратился в белые цветы. Бросаемый в качестве подношения рис представляет цветы.

В возрасте 72 лет Джамьянг Кхьенце Вангпо скончался. В момент его смерти произошли слабые землетрясения, а лик его, как утверждалось, был лучезарен подобно лику луны. Его тело стало легким, как хлопок, что должно восприниматься как признак достижения радужного тела – исчерпания грубых и тонких загрязнений и фиксаций у великого практикующего медитации.

Перевод с английского – гецул Лобсанг Тенпа, 2013.
Оригинал: Jamyang Khyentse Wangpo | The Great River of Blessings

Куну Лама Тензин Гьялцен

Куну Лама Тензин Гьялцен

Куну Лама Тензин Гьялцен

Куну Лама Тензин Гьялцен (1895 — 1977) – учитель Его Святейшества Далай-ламы XIV, Его Святейшества Линга Ринпоче и ламы Сопы Ринпоче, наиболее известный как главный наставник Его Святейшества по тексту Шантидевы «Бодхисаттва-чарья-аватара» (Бодхичарьяаватара, тиб. Джоджуг). Куну Лама был выдающимся мастером всех традиций тибетского буддизма и наставником многих из известных мастеров нашего времени.

Куну Лама родился в 1895 году в небольшой деревушке под названием Сумнам в долине Киннаур на территории современного штата Химачал Прадеш. Семья отца Куну Ламы принадлежала к традиции ньингма, а семья матери практиковала в традиции другпа кагью. В раннем детстве Куну Лама был отправлен к родственникам матери, у которых, под руководством дяди по материнской линии Расвира Даса, и начал получать образование. После этого он учился у Сонама Гьялцена – ученика выдающегося йогина Тогдена Шакья Шри.

В 1913 году Куну Лама отправился в Гангток, где встретил великого исследователя литературы и грамматики Оргьен Тензина Ринпоче (1863 — 1936), который путешествовал по Тибету и какое-то время провел в монастыре Цурпху – главном монастыре линии Кармап. На протяжении трех лет в Румтеке Куну Лама учился у Оргьен Тензина  грамматике санскрита. Затем он отправился в монастырь Ташилхунпо в Шигадзе, где продолжил изучение грамматики и поэзии, а также начал серьезное изучение буддийской философии. Спустя три года он отправился в Лхасу, где продолжил свое обучение, а также преподавал литературу в знаменитом Центре медицины и астрологии (Менцзыкханг) и был учителем в нескольких знатных семьях. В монастыре Дрикунг Тил он учился у реализованного мастера линии дрикунг Друбванг Амгона Ринпоче. Кроме того, Куну Лама изучил Махамудру в центре традиции другпа кагью под названием «Кхамда», и учился в трех главных гелугпинских монастырях – Дрепунг, Сера и Ганден.

По просьбе Шестого Панчен-ламы, Чокьи Ньима (1883 — 1937), он возвратился в Ташилхунпо и преподавал в школе для будущих чиновников. Именно там он встретил племянника и духовного наследника Джамьянга Кхьенце Вангпо, мастера Каток Ситу Чокьи Гьяцо, который в то время совершал паломничество по Центральному Тибету.

В начале 1920х годов Куну Лама посетил Кхам, где прожил около четырнадцати лет. В это время он учился у таких мастеров, как Каток Ситу Чокьи Гьяцо, Джамьянг Кхьенце Чокьи Лодро, кхенпо Шенга, Миньяк Кунсанг Сонам, кхенпо Кунпал, кхенпо Джамьянг Гьялцен, и других мастеров всех традиций. Он также обучал санскриту Дилго Кхьенце Ринпоче и Дешунга Ринпоче.

В 1975 году Куну Лама по просьбе ламы Сопы Ринпоче дважды даровал учения монахам и монахиням Международного Института Махаяны, дав комментарии на «Светоч на пути к пробуждению» Атиши Дипанкары и «Основу всех благих качеств» ламы Цонкапы.

«Куну Лама Тензин Гьялцен Ринпоче даже в восприятии обычных людей, несомненно, является великим, святым существом, бодхисаттвой… Несомненно, Ринпоче – великий йогин, достигший высоких реализаций. [Его текст] «Восхваление бодхичитты» — текст вдохновляющий и поэтический, сладостный и приятный для чтения, подобный питью нектара или поеданию сливок» — Лама Сопа Ринпоче

Куну Неги Ринпоче

Куну Неги Ринпоче

Перерождением Куну Ламы Ринпоче является Куну Неги Ринпоче, родившийся в Дании; его мать — датчанка, а отец – тибетец. Куну Неги Ринпоче был распознан Его Святейшеством Далай-ламой и Его Святейшеством Сакья Тризином Ринпоче и получает образование в монастыре Миндроллинг в Индии, периодически посещая разные страны с краткими визитами.


Перевод с английского – Лобсанг Тенпа, 2012.

Трулшик Ринпоче

Трулшик РинпочеОдин из величайших мастеров традиции ньингма нашего времени, Трулшик Ринпоче был одним из ведущих поборников Риме – внесектарного подхода в буддизме. Трулшик Ринпоче был одним из гуру ламы Сопы Ринпоче и проживал в непальском регионе Солу Кхумбу – том же месте, где родился и лама Сопа Ринпоче.

Трулшик Ринпоче был самым близким и высокореализованным учеником покойного мастера Дилго Кхьенце Ринпоче. В провидческих учения (терма) Кхьенце Ринпоче было предсказано, что Трулшик Ринпоче станет духовным наследником его учений; в свое отсутствие Кхьенце Ринпоче поручал все важные вопросы Трулшику Ринпоче. После ухода Дилго Кхьенце Ринпоче  в 1991 году именно Трулшику Ринпоче был доверен поиск его перерождения.

Трулшик Ринпоче также несколько раз посещал западные страны, передавая учения удачливым ученикам.

Ринпоче покинул этот мир 2 сентября 2011 года; после смерти он три дня пребывал в посмертной медитации — тукдам.


Перевод с английского – Лобсанг Тенпа, 2012.

Геше Рабтен

Геше Рабтен1920 — 1986

Геше Рабтен родился в Тибете в 1920 году. На протяжении двадцати лет он учился, а затем учил в монастырском универстите Сера в Лхасе, после чего в 1959 отправился в изгнание. Завершив в Индии свое образование, он был назначен помощником Его Святейшества Далай-ламы по вопросам религии. Геше Рабтен также провел много лет в одиночном ретрите; описывая свои медитативные переживания, он написал книгк «Песни глубинного воззрения».

С 1969 года геше Рабтен давал наставления по тибетскому буддизму западным ученикам. Он был одним из первых мастеров тибетского буддизма, которые даровали учения на Западе, и был одним из главных гуру ламы Тубтена Йеше и ламы Сопы Ринпоче. В 1979 году геше Рабтен основал в Швейцарии Центр высших буддийских изысканий Тарпа Чойлинг и оставался его духовным руководителем до своей кончины в 1986 году.

Линия Шангпа-Кагью

Шангпа Кагью (тиб. shangs pa bka’ brgyud) – это школа, основанная наставником Кхьюнгпо Неджором (1002 — 1064). Главным местом проживания мастера было местечко под названием «Шанг» в Цанге на территории Тибета; в силу этого сам мастер было прозван «Лама Шангпа», а идущая от него линия получила название «Шангпа Кагью». Среди великих мастеров, бывших держателями учений этой линии – Тангтонг Гьялпо и Джецун Таранатха. К XIX веку, когда линия пришла почти в полный упадок, великие мастера Джамгон Конгтрул Лодро Тайе и Джамьянг Кхьенце Вангпо собрали передачи различных ветвей ее учений и обновили ее. Недавними главами школы в XX — начале XXI века были Калу Ринпоче и Бокар Ринпоче, основавшие на Западе множество центров, где осуществляется практика учений Шангпа Кагью.

Уникальные черты линии Шангпа
Помимо того, что за всю свою историю линия Шангпа так и не приобрела институциональной основы и держателями ее становились мастера многих различных линий, линия эта также уникальна в том, что происходит от двух необычайных просветленных женщин: Нигумы и Сукхасиддхи. Реализованный ученый Кьюнгпо Нелджор также был необычайным, хотя и гораздо менее известным чем его современники Наропа, Марпа и Миларепа, мастером. Джамгон Конгтрул считал Кхьюнгпо Нелджора одним из величайших йогинов, когда-либо существовавших в Тибете. В «Беспристрастной истории источников учений» (ris med chos ‘byung) Конгтрул писал:

«Его достижения несравненны ни с чьими, за вычетом индийских мастеров Луипы, Кришначарьи и Гхантапы. Судя по всему, в Тибете, среди двадцати пяти учеников [Гуру Ринпоче] в ходе первой волны [распространения Дхармы] и среди мастеров второй волны, не было никого, кто был бы равен ему в эрудиции, духовной реализации, силах чудотворения и духовной активности».

Линия Шангпа считается исключительной с точки зрения глубины ее учений и духовных достижений ее мастеров.

В 17 веке Джецун Таранатха писал:

«Хотя линия Шангпа распространялась внутри других бесчисленных линий, благодаря алмазной печати, образованной словом дакинь, между словами их смыслом никогда не было никаких расхождений. Свободная от загрязнений, проистекающих из обыденного порождений концепций, линия Шангпа присутствует в вершине всех линий практики».

В «Энциклопедии знаний» (shes bya kun khyab mdzod) Джамгон Конгтрул Лодро Тхайе пишет: «Эта линия наставлений наделена тремя уникальными качествами, которые делают ее превосходящей любые иные:

держатели линии всегда были исключительными личностями. Непрерывность мастеров линии включает лишь бодхисаттв, проживающих свою последнюю жизнь (перед достижением совершенной буддовости). Эта линия никогда не прерывалась присутствием обычных существ.

— сами по себе наставления по медитации необычайны.Их смысл не вводит в заблуждение, а слова свободны от любой нечистоты. Ваджрные слова строф, опечатанные дакинями, никогда не менялись тем, что что-то сочиняли или приукрашивали обычные люди.

— ее духовное влияние особенно исключительно. До сих пор, в эпоху упадка, это влияние таково, что плод достижений созревает в прилежных индивидуумах,, которые (практикуют ее) и хранят свои самайи».

Поскольку линия сохранила относительно сокровенный, если и не «тайный», статус, она смогла вплоть до нашего времени сохранить всю свою чистоту, силу и духовное влияние.

Источники:

1. The Palden Shangpa Kagyu Network: http://www.shangpa.net/

2. Rigpa Wiki — Shangpa Kagyu: http://www.rigpawiki.org/index.php?title=Shangpa_Kagy%C3%BC