Архив метки: далай-лама v

Отвращение препятствий посредcтвом Ваджракилаи

English | བོད་ཡིག

Краткая докпа Ваджракилаи

Пятый Далай-лама

༈ ཧཱུྃ། གཞི་དབྱིངས་འགྱུར་མེད་ཆོས་སྐུའི་ཀློང་ཡངས་ནས། །
ХУНГ. ЩИ ЙИНГ ГЬЮРМЕ ЧЁКЮ ЛОНГ ЯНГ НЕ
Хум! Из неизменного пространства основы, обширного простора дхармакаи,

རྩལ་སྣང་འགགས་མེད་རྡོ་རྗེ་ཕུར་པའི་ལྷ། །
ЦАЛНАНГ ГАКМЕ ДОРДЖЕ ПУРПЕ ЛХА
Вы беспрепятственно проявляетесь как его динамичная мощь, божества Килаи –

དབྱིངས་རིག་དབྱེར་མེད་གཏོར་མ་འདི་བཞེས་ལ། །
ЙИНГРИК ЙЕРМЕ ТОРМА ДИ ЩЕ ЛА
Прошу, примите это торма нераздельных пространства и ригпа,

འཁྲུལ་སྣང་ནད་གདོན་དགྲ་བགེགས་དབྱིངས་སུ་ཟློག །
ТРУЛНАНГ НЕ ДЁН ДРА ГЕК ЙИНГ СУ ДОК
И рассейте все обманчивые видимости, болезни, вредоносное влияние, врагов и препятствующие силы во всепронизывающем пространстве!

ཟ་ཧོར་གྱི་བན་དེས་སྦྱར་བའོ། །
Сочинено монахом из Захора.


Источник: Averting Obstacles Through Vajrakilaya | Lotsawa House

Садхана Махакаруны Авалокитешвары из сокровищ Пятого Далай-ламы

 «Этот текст был написан как дополнение к тексту ваджрной речи [Великого Пятого Далай-ламы], для легкости практики, Кхьенце Вангпо – преданным, что радует Рожденного Озером Гуру (Гуру Падмасамбхаву).
Пусть все будет добродетельно и превосходно.

Черновой англоязычный перевод с тибетского был выполнен Тензином Цепагом в храме Тегчен Чолинг 2 октября 2011, в Международный день ненасилия. Перевод с английского – Лобсанг Тенпа, апрель 2014.»

СКАЧАТЬ PDF С ПРАКТИКОЙ


См. также «Цикл Сангва Гьячен» и «Садхана нераздельности»

Далай-лама V Лобсанг Гьяцо

Пятый Далай-лама Лобсанг ГьяцоПятый Далай-лама Лобсанг Гьяцо (1617 — 1682) родился в 1617 году в Лхока Чингвар Такце к югу от Лхасы; его родителей звали Дудул Рабтен и Кунга Лханзи.

Когда Сонам Чопел, главный помощник Четвертого Далай-ламы, услышал об исключительных способностях мальчика, он посетил ребенка и показал ему предметы, принадлежавшие предыдущему Далай-ламе. Мальчик немедленно заявил, что они принадлежат ему. Из-за напряженной политической ситуации Сонам Чопел сохранял обнаружение ребенка втайне. Когда ситуация нормализовалась, Пятый Далай-лама был доставлен в монастырь Дрепунг, где принял монашеские обеты от Третьего (Первого) Панчен-ламы Лобсанга Чогьела, и получил имя Нгаванг Лобсанг Гьяцо.

Пятый Далай-лама был распознан в период, когда в Тибете царила политическая неразбериха. Тем не менее, конец всей неопределенности положил Гуши-хан, вождь хошеутский монголов; в 1642 году в главном зале в Шигадзе Далай-лама был возведен на трон как духовный и светский лидер Тибета. В 1645 году Далай-лама встретился с высокими чиновниками Гаден Пходранг, обсудив с ними строительство Дворца Потала на Красном холме – в том месте, где тридцать третий царь Тибета Сонгцен Гампо возвел красный форт. В том же году началось строительство дворца, на которое ушло более 43 лет.

В 1649 году маньчжурский император Шуньчжи (Фулинь) пригласил Далай-ламу в Пекин. Когда Далай-лама добрался до китайской провинции Нинся, его приветствовали министр и военачальник императора, прибывшие с тремя тысячами всадников, чтобы проводить тибетского лидера. Сам император выдвинулся навстречу Далай-ламе из Пекина и приветствовал его в месте под названием Котхор. В столице Китая Далай-лама разместился в Желтом Дворце, который император построил специально для него. Когда император официально встретился с Далай-ламой, лидеры даровали друг другу титулы. В 1653 году Далай-лама возвратился в Тибет.

В 1655 скончались как Гуши-хан, так и премьер-министр (дези) Сонам Чопел. Новым владыкой монголов Далай-лама назначил сына Гуши-хана Тензина Дордже; новым дези стал Дронгмепа Тинлей Гьяцо. Когда в 1662 скончался маньчжурский император, на трон взошел его сын Каньси. В том же году в возрасте 91 года скончался Панчен-лама. В 1665 году по просьбе монастыря Ташилхунпо Далай-лама распознал мальчика, рожденного в регионе Цанг, как перерождение покойного Панчен-ламы, и нарек мальчика Лобсангом Йеше.

Пятый Далай-лама был великим ученым и хорошо знал санскрит. Он написал множество трудов, в том числе и работу по поэзии. Он также основал два образовательных учреждения – одно для чиновников-мирян, другое для чиновников-монахов, в которых преподавались монгольский, санскрит, астрология, поэзия и админстрирование. Далай-лама был человек немногословным, но слова его обладали силой убеждать и влияли на правителей земель, лежавших за границами Тибета. В 1682 в возрасте шестидесяти пяти лет он скончался, не успев завершить строительство дворца Потала; тем не менее, он успел возложить ответственность за завершение строительства на нового дези Санга Гьяцо, посоветовав тому какое-то время держать смерть Далай-ламы в тайне.

Жизнеописание Пятого Далай-ламы из работы «Школа Ньингма» Дуджома Ринпоче Джигдрала Йеше Дордже:

Пятый Далай-лама,  высший покоритель, известный под тайным именем Дордже Тогмецел, предреченный во множестве древних и новых собраний сокровищ как эманация просветленной активности религиозного царя Трисонг Децена, был подлинным воплощением сострадания Авалокитешвары — Владыки Страны Снегов. Он родился в 1617 году (год огненной змеи десятого цикла) в сопровождении чудесных знамений. Его отец, происходивший из Чонгье Такце, звался Миванг Дудул Рабтен; он происходил из царской семьи Сахора. Мать его, Кунга Лхадзе, была дочерью полководца из Ямдрока. В год его рождения Чанга Ригдзин Нгагивангпо для устранения опасностей передал ему даруемое посвящение «Шатра долголетия» (tshe-gur-gyir dbang-bka’). Таким было первое благоприятное событие [в его жизни]. Панчен-лама Лосанг Чокьи Гьялцен распознал в нем перерождение победоносного [Четвертого Далай-ламы] Йонтена Гьяцо, и пригласил его в великий центр учений — достославный Дрепунг. Ребенок поднес локон со своей макушки, получил имя Лосанг Гьяцо и был возведен на львиный трон.

Под руководством Кончога Чопела из Лингме — про которого в пророчествах великого мастера Падмасамбхавы сказано, что он был эманацией переводчика Нгока — Далай-лама изучил все великие писания начиная с «Сокращенного курса логики» (bsdus-tshad). Он без труда освоил их все. От Панчена Ринпоче он получил множество посвящений, передач и тайных наставлений. Под руководством Мондро Пандиты и его сына он изучил поэзию, грамматику, просодию, синонимию и тому подобное; а под руководством Думпопы и Зурчена Чоинга Рандрола – астрологию, прорицания, Свародаю и бесчисленное множество других трудов. Таким образом, Далай-лама стал великим махапандитой, полностью постигшим десять наук. В двадцать два года он получил от Панчена Ринпоче полное монашеское посвящение в соответствии с непрерывной линией обетов, восходящей к Лачен Гонгпа Рапселу, и был наречен «Нгаги Вангчук».

Далай-лама учился у множества ученых и реализованных наставников, таких как Кхонтон Пелджор Лхундруп из Пабонки, Шалу Сонам Чокдруп, Зурчен Чоинг Рангдрол, Менлунгпа Лочок Дордже и царь учений Тердак Лингпа. Его собственный «Список полученных учений» (gsan-yig), занимающий четыре тома и всеми считаемый авторитетным источником, описывает, как он осуществлял изучение и размышление над большинством наставлений по сутре и мантре, а также перечисляет посвящения, передачи и тайные наставления традиции мантры, которые сохранялись в Тибете к тому времени и которые в первую очередь относились к традициям сакья, гелуг и ньингма. Посредством размышления и взращивания опыта он развил навыки отречения и реализации. На определенном этапе он также осуществлял различные гневные магические ритуалы, в силу которых проявились знаки [достижения успеха].

В частности, в пророчестве из сокровищ достославного Таши Топгьела было предсказано, что ему предречено получить передачу наставлений глубинных чистых видений:

Двадцать пять [сокровищ] и пять особых сокровищ ума
Будут раскрыты посредством чистых устремлений
Твоим пятым воплощением,
О нынешний царь черноголовой расы.

В соответствии с этим пророчеством, когда Пятый Далай-лама отправился в достославный Самье, возникли условия, благоприятствующие [открытию] самих сокровищ, но в силу времени, места и обстоятельств он их не извлек. Позже, когда мириады победоносных, относящихся к трем корням предстали перед ним в видении, он получил пророческие провозглашения и посвящения, в соответствии с которыми записал [сокровища, составляющие] «Двадцать пять наборов учений, скрепленных печатью тайны» (gsang-ba rgya-chen-du gsol-ba’i chos-sde nyi-shu rtsa-lnga). Вместе с сочиненным им в устной форме дополнительным текстом они занимают два тома. Приводящие к созреванию и освобождению посвящения этих учений во всей полноте он передал высшему собранию, в первую очередь включавшему держателей традиции школы древних переводов – в частности, царя учений Тердак Лингпу и Ригдзина Пема Тринле. Благодаря этому его сокровища распространились очень широко. Линия их передачи вплоть до нашего времени продолжается, не угасая.

В сфере политики: когда Далай-ламе было двадцать пять лет [1641], монгол Гушри Тензин Чогьел с помощью своих войск захватил три провинции Тибета. Он поднес Далай-ламе все религиозные и светские владения в качестве подвластных районов. Позже, великий император Востока пригласил Далай-ламу в Пекин, и, помимо прочего, подарил ему императорский эдикт, в котором наставник провозглашался «Далай-ламой, держащим ваджру владыкой учений». Император также восславил его как «ти-ши», наставника императора, и установил отношения покровителя и священнослужителя.

Далай-лама построил великий дворец Потала на холме Марпо [в Лхасе]. Как царь, следующий монашеским обетам, [эманация Авалокитешвары], высшего владыки мира, и Трисонга Децена, [воплощения] Манджушри, он властвовал над Тибетом и Кхамом во времена упадка, как и было предсказано в непогрешимых неуничтожимых пророчествах. Таким образом, он был великим наставником, который поддерживал – вплоть до нашего времени – счастье всего царства Тибета посредством двух традиций, [то есть духовного и светского закона].

В сфере учений: Далай-лама повернул бесконечное колесо учений передаваемых заветов и сокровищ древних и новых традиций сутры и мантры. Среди его числились большинство держателей учений в Тибете, начиная с таких великих гуру, как достославный [иерарх] Сакья и его ученики, [иерархи подшкол] Дрикунг, Таклунг и Другпа [Кагью], высшая эманация Панчена Ринпоче и действующие и бывшие держатели трона Ганден. В частности, пред ним представали многие из необычайных личностей, великих распространителей школы древних переводов, способные поддерживать ее философию – например, владыка учений Тердак Лингпа, Ригдзин Пема Тринле и Лохдрак-се Тензин Гьюрме Дордже. Таким образом, напрямую и косвенно Великий Пятый Далай-лама проявлял великую милость по отношению к учениям школы древних переводов.

Более того, среди большинства великих гуру и аристократов – от реки Ганг в Индии до земли Тонгку [то есть Тонкина] на востоке, едва ли был кто-то, кто не стал бы личным учеником Далай-ламы. Он основал бесчисленные центры учений в Центральном Тибете, Цанге и Кхаме, и даже в далеких Китае и Монголии. Его красноречивое и прекрасное «Собрание внешних и внутренних сочинений», примером которых являются его комментарии на посвященные наукам тексты, содержит более тридцати больших томов. Среди учений сторонников школ новых переводов он превыше всего ценил традицию Джамьянга Кхьенче Вангчука, а среди учений ньингмапинских – только учения Чангпа Таши Топгьела. В частности, как и было предсказано, он установил благоприятные отношения священнослужителя и покровителя, которые существовали между ним самим и великим открывателем сокровищ и владыкой учений Миндролинга [то есть Тердаком Лингпой и Лоченом Дхармашри]. Таким образом, он взрастил корни для продолжения правления Дворца Ганден.

Таково относящееся к трем сферам наследие Пятого Далай-ламы, который, приведя к завершению невообразимые деяния своего внешнего, внутреннего и тайного пути, на шестьдесят шестом году жизни, в субботу 2 мая 1682 года (двадцать пятый день третьего месяца года водной собаки) погрузился в сосредоточение запредельной владычицы Видьи [Курукуллы], что стало благоприятным знаком просветленной активности его грядущей власти, и, в великом дворце Поталы, ушел к блаженству.

Его прямая следующая эманация, держатель мудрости Цангьянг Гьяцо, родилась в семье, происходящей от Пема Лингпы из Мона. С тех пор и до настоящего момента, когда принадлежащий к этой непрерывной линии воплощений Великий Четырнадцатый живет как высший владыка всех учений Победоносного на земле, линия Далай-ламы прославлена по всему миру.

Биография Пятого Далай-ламы, составленная Его Святейшеством Дуджомом Ринпоче, опубликована как часть книги «Школа Ньингма в тибетском буддизме». Русскоязычный перевод представлен исключительно для ознакомления. Все права принадлежат издателю исходного труда.

Цикл «Сангва Гьячен» — «Скрепленное печатью тайны»

Пятый Далай-лама Лобсанг Гьяцо

Пятый Далай-лама Лобсанг Гьяцо

Цикл «Сангва Гьячен» («Скрепленное печатью тайны») был открыт Великим Пятым Далай-ламой Лосангом Гьяцо. Пятый Далай-лама получил видения и посвящения от трех корней (гуру, йидамов и дакинь) и записал полученное, сопроводив это своими комментариями, в тексте, который называется «Двадцать пять запечатанных чистых видений».

Цикл был передан Пятым Далай-ламой четвертому держателю линии Дордже Драг, Ригдзину Кунсангу Пема Тринле. Пятый держатель линии Дордже Драг, Ригдзин Келсанг Пема Вангчуг, в свою очередь, передал эти практики монастырю Нечунг – государственного оракула Нечунг. Пятый Далай-лама также передал эти практики своему личному монастырю Намгьял. Все три монастыря с тех пор поддерживают практику этих учений.

В цикл «Сангва Гьячен», помимо прочих, входят практики:
— Гуру Ринпоче (Падмасабхавы) как воплощения всех учителей («Единство сокровенных сущностей» – «Тугдруб Янньинг Кунду») и как Цокье Чиме Дордже («Бессмертная Лотосорожденная Ваджра» — «mTsho-skyes ´chi-med rdo-rje»)
— Дордже Дролло («rDo-rje gro-lod gnam-ccags ´bar-ba»)
— Гуру Драгмара («Drag-dmar bgegs-dpung kun-´joms»)
— Джомо (Йеше) Цогьял
— Ламы Ваджрадхары
— Кагье («Восьми Божеств» или «Восьми Логосов», в том числе — «bKa´-brgyad rig- ´dzin zhal-lun» и «bKa´-brgyad spyi-dril zhi-khro rnam-rol»)
— Авалокитешвары («Thugs-rje chen-po ´jig-rten dbang-phyug»; «Sems-nyid bde-chen ngal-gso» — Авалокитешвара Читтавишрамана)
— Хаягривы ( «Klu-gnyan kun-´dul»)
— Ваджрапани
— Будды Медицины
— Амитаюса («Привнесение сущностной силы Амитаюса»)
— «Освобождения посредством ношения»

Часть практик «Сангва Гьячен» входит в цикл «Ринчен Тердзо» – «Великую сокровищницу терма», составленную Джамгоном Конгтрулом Лодро Тхайе  при поддержке Джамьянга Кхьенце Вангпо. Последний составил часть руководств по посвящению и садхан для практики этого цикла, использующихся и в наше время.

Учителя о цикле «Сангва Гьячен»

Его Святейшество Далай-лама XIV:

«В традиции ньингма существуют три формы передачи: длинная устная линия кама, или канонических учений; более краткая линия передачи терма, или открытых сокровищ; и глубинная передача дак нанг – чистых видений. Судя по всему, существуют разные виды чистых видений; некоторые проявляются как медитативные переживания, некоторые проявляются исключительно на уровне ума, а некоторые предстают перед чувственным сознанием. Этот конкретный цикл возник благодаря чистым видениям, в которых Великий Пятый Далай-лама переживал встречу с божествами так же ясно, как если бы это была встреча обычных людей. (…)

Сам я получил эту передачу в возрасти около двенадцати или тринадцати лет, когда весь цикл «Сангва Гьячен» был передан мне Тактра Ринпоче. (…)

После Великого Пятого Далай-ламы этот цикл – «Сангва Гьячен» – стал одним из главных учений, которые доверялись последующим Далай-ламам. Судя по всему, Тринадцатый Далай-лама регулярно практиковал «Сангва Гьячен». (…)

В Лхасе был написанный от руки и составленный во времена Великого Пятого набор текстов, охватывающий весь цикл «Сангва Гьячен». Эти тексты были замечательным образом сделаны и красивы; я хранил их в своей комнате, но в то время, когда у меня были эти тексты, интереса к учениям я не испытывал. Позже, когда я заинтересовался учениями, текстов у меня больше не было! Когда я прибыл в Индию, то прочел биографии предшествующих Далай-лам; я размышлял над ними, и по этой и иным причинам стал гораздо больше интересоваться жизнью Великого Пятого, а затем и циклом «Сангва Гьячен». Затем, постепенно, в силу кармы и молитв устремления, я постепенно получил все тексты.

Каждый десятый день, на убывающей луне, Тринадцатый далай-лама в своей личной резиденции выполнял практику подношения цога Авалокитешваре из цикла «Сангва Гьячен» – практику, называемую «Девять божеств великого сострадательного, владыки мира»; а в двадцать пятый день месяца практиковал подношение пиршества Хаягривы из этого цикла, которое называется «Торжество над тремя мирами». Когда я прибыл в Индию, то захотел восстановить традицию выполнения этих практик из цикла «Сангва Гьячен» в десятые дни на убывающей и растущей луне, и потому стал искать тексты и постепенно их получил. Я выполнил ретрит по начитыванию мантр практики Кагье из Сангва Гьячен, и мне выпала возможность попросить у Дуджома Ринпоче подробные объяснения о том, как выполняется начитывание. Когда я выполнял эту практику, проявились определенные благие знаки, в том числе несколько примечательных снов. На самом деле, даже когда я впервые получал цикл Сангва Гьячен, хотя и был довольно молод и не испытывал в то время особого интереса, определенные знаки все равно проявились. Так что я верю, что обладаю определенной особой связью с этими учениями».

Кхандро-ла (Кхандро Намсел Дронма):

«У меня есть цель: существует удивительная и обширная линия передачи учений и наставлений Великого Пятого Далай-ламы. С того времени, когда он впервые открыл их, прошло вот уже 360 лет. С тех пор явить их снова в полном объеме не удавалось. Я чувствую сильную кармическую связь с этой особенной линией передачи, поэтому мое сокровенное желание ― восстановить всю линию передачи для Его Святейшества. Он сможет передать ее многим другим людям, и лично я заинтересована в практике этой передачи.

Я также планирую создать ретритный центр именно для этой практики. Я хочу, чтобы там занималась небольшая была группа серьезных практиков. Возможно, это будут геше, которые уже изучили Праджняпарамиту Мадхьямаки и которые желают выполнять эту практику, но для этого им нужна подходящая обстановка. Если у меня получится осуществить мое намерение, это будет хорошим подношением Его Святейшеству и, я уверена, оно будет самым существенным образом способствовать его долгой жизни. Это очень важное учение, связанное со всем миром, и, несомненно, оно очень значимо и для решения тибетского вопроса. Я думаю, когда Его Святейшество называет ламу Сопу Ринпоче и Дагри Ринпоче своими любимыми учениками, он имеет в виду их связь с этой линией передачи».