Ньянграл Ньима Озер

Ньянграл Ньима ОзерНьянграл Ньима Озер (тиб. nyang ral nyi ma ‘od zer) (1136 — 1204) — один из наиболее значимых тертонов (открывателей сокрытых сокровищ Дхармы) Тибета, считавшийся проявлением ума царя Трисонг Децена; первый из пяти царей-тертонов. Открытые им сокровища терма содержат циклы, посвященные гуру, йидаму и дакини. К первой категории относится цикл «Лама Йондзок» (тиб. bla ma yongs rdzogs), ко второй – цикл «Кагье Дешек Дюпа» (тиб. bka’ brgyad bde gshegs ‘dus pa), к третьей — цикл учений, связанных с Тромой Нагмо (тиб. khros ma nag mo).

Биография Ньянграл Ньима Озера из «Школы Ньигма в тибетском буддизме» Его Святейшества Дуджома Ринпоче:

«Первым из тех, кто был прославлен как пять царственных открывателей сокровищ и три высших проявления, был Ньянграл Ньима Озер – намеренное перерождение религиозного царя Цангпа Лхей Меток (т.е. Трисонг Децена). Он родился в Сергоне в Дзеса, части Тамщула в Лходраке, в 1136 году (год мужского огненного дракона второго цикла). Отцом его был Ньянгтон Чокьи Кхорло, матерью звали Пема Девацел.  С детства его проявлялось бесчисленное множество замечательных знаков: на восьмом году своей жизни о пережил множество чистых видений Запредельного Владыки Шакьендры (т.е. Будды Шакьямуни), Великого Сострадательного, Гуру Ринпоче и других, и целый месяц месяц испытывал радость. В частности, однажды вечером он увидел Гуру Ринпоче, который ехал на белой лошади, копыта которой поддерживались дакинями четырех классов. Нектаром из своего сосуда Гуру Ринпоче даровал Ньянгралу четыре посвящения, в силу чего тот обрел три переживания, подобные раскрытию неба, дрожи земли и движению гор. В результате поведение его подверглось различным изменениям, и все считали его безумным. Он получил от своего отца посвящения Хаягривы, и, практикуя это божество в Дзепу Кангра, пережил его видение. Из его медной килаи раздавалось ржание лошади, и Ньянграл оставлял отпечатки своих рук и стоп на скале. В соответствии с пророческим речением дакинь, он отправился к основанию скалы Мавокок, где дакини изначального познания  нарекли его «Ньима Озер». Под этим именем он затем и стал известен.

Ньянграл Ньима ОзерГуру Ринпоче проявился как йогин по имени Вангчук Дордже, даровавший Ньянгралу важнейшие бумаги, содержавшие список [сокровищ], и преподавший ему уроки. Кроме того, Ньянграл также получил списки сокровищ Трапа Нгёнше и тертона Рашак, а тажке дополнения к этим спискам. В соответствии с этими документами он отправился к месту хранения сокровищ у основы скалы Синмо Пардже. Он провел там ночь, и на следующий день к нему явилась женщина, бывшая проявлением Йеше Цогьял; на белом муле она везла два ящика из шкуры антилопы. Из одного из них она вынула ящичек из тигровой шкуры и поднесла его Ньянгралу. Он также отыскал проход к сокровищам и нашел медный ящичек, глиняный сосуд, изображения, священные объекты и множество иных богатств. Из медного ящичка были извлечены [циклы учений] «Великого сострадательного» (thugs-rje chen-po) и «Мирного и гневного аспектов гуру» (gu-ru zhi-drag); из глиняного сосуда – «Цикл Махакалы и зловредных мантр» (mgon-po dang ngan-sngags-kyi skor); а из ящичка из тигровой шкуры – множество циклов учения дакинь (mkha’-‘gro’i chos-skor).

Через какое-то время после этого купец подарил ему отломленный от изображения палец. В нем Ньянграл нашел список, следуя которому отыскал два сундука с сокровищами – один коричневый, а другой бледно-серый — за изображением Вайрочаны в Кхотинге. Из коричневого сундука была извлечена «Тантра собрания сугат восьми переданных заветов», вместе с передачами и тайными наставлениями, изложенными в форме ста тридцати тем учения (bka’-brgyad bde-gshegs ‘dus-pa’i rgyud-lung-man-ngag-dang-bcas-pa’i chos-tshan brgya-dang sum-cur bkod-pa); записано учение было почерком Вайрочаны и Денма Цеманга для использования в качестве личных экземпляров религиозного царя Трисонг Децена. В бледно-сером сундучке он обнаружил (изображения, книги и ступы), представляющие, соответственно, тело, речь и ум Хаягривы, а также священные символы и многое другое. Кроме того, он также извлек множество других ящичков с сокровищами из Самье Чимпу, скалы Синча в Намкечене, святилища в Энетракри и других мест.

Ньянграл Ньима Озер учился у множества гуру, включая собственного отца, великого Ньянгтона; Гьяньонпу Тондена; Шикпо Ньима Сенге; Мел Каваченпу и Тонпу Кхаче. С (этими мастерами) он осуществлял обширное изучение мантр и диалектики. На протяжении трех лет он практиковал достижение «Гуру как собрания трех тел» (bla-ma sku-gsum ‘dus-pa), в силу чего лично встретился с мастером Падмасамбхавой и получил множество устных дозволений. Когда он на собственом опыте взращивал «Гуру как достижение ума» (bla-ma thugs-sgrub) в Мутик Шелги Пагонг, Йеше Цогьял явилась и даровала ему текст «Сточастного диалога дакинь» (mkha’-‘gro’i zhu-lan brgya-rtsa). Она привела Ньянграла на кладбище Ситавана, где мастер Гуру Ринпоче и восемь видьядхар, бывших держателями переданных заветов, по отдельности даровали ему посвящения «Восьми переданных заветов» (bka’-brgyad), в целом и в частности. Они также передали ему тантры и тайные наставления по всей их полноте.

Ньянграл взял в жены Кобуму – проявление Йеше Цогьял, – и она родила ему двух сыновей, Дрогона Намка Озера и Намка Пелва, проявление Авалокитешвары. Однажды, когда прибыл реализованный мастер Нгодруп, Ньянграл отметил, что является владельцем содержащих сокровища ящичков с «Восемью переданными заветами». Нгодруп тогда сообщил, что он сохранил связанные с этим «Переданные заветы узкого пути к твердыне» (rdzong-‘phrang bka’-ma). Посему Ньянграл изучил также и их, и слил воедино, в одном потоке, переданные заветы и сокровища. Реализованный мастер Нгодруп также передал ему «Пять свитков цикла учений Великого Сострадательного» (thugs-rje chen-po’i chos-skor shog-dril lnga), которые открыл в Лхасе, сказав: «Теперь ты их владыка».

Однажды, когда Ньянграл осуществлял метод достижения эликсира (sman-sgrub), богиня эликсира лично поднесла ему влажный миробалан вместе с листьями. Он был способен со скрещенными ногами взлетать в небо; путешествовать, не касаясь ногами земли и проявлять бесчисленное множество других чудесных способностей. Всю свою жизнь он посвятил объединенным медитативному достижению и углублению образования. Позже его просветленная активность стала обширной, как пространство; поэтому его наследие в учениях стало невообразимо.

На шестьдесят девятом году жизни, 1204 (год мужской мыши-дерева), Ньянграл Ньима Озер явил обширные чудесные знаки. Помимо прочего, белый слог ХРИ изошел из его сердца и отправился в Сукхавати. Таким образом он отстранился от собрания своего тела. Он предсказал, что одновременно явятся три его проявления — тела, речи и ума.

Когда Чак Лоцзава отправился кремировать останки мастера, он не смог разжечь огонь Затем костер разгорелся сам собой, и все увидели в кремационном костре юношу, окруженного дакинями и поющего вместе с ними ХА РИ НИ СА, а также множество других знаков. В качестве объектов для почитания осталось множество необычайных реликвий.

На собствено похоронные церемонии для участия были приглашены великий пандита Шакьяшри и его последователи; их порадовали обширными подношениями золота. Сын Ньянграла, считая, что он должен принять постриг гецула, попросил об этом Шакьяшри, который отказался удовлетворить просьбу, сказав: «Вы оба – и отец, и сын – были великими бодхисаттвами; я не могу прерывать семейную линию бодхисаттв. Поддерживая свой нынешний образ жизни, вы принесете огромную пользу живым существам».

Обширная хвала Шакьяшри, обращеная как к учению, так и к человеку, показывает, что Ньянграл с самого начала среди всех был известен как великий, не вызывающий сомнений и подлинный открыватель сокровищ. Более того, даже предвзятые сторонники школ новых переходов свободны от загрязнений искаженных представлений [о Ньянграле]; в Стране Снегов  он стал известен, как солнце и луна.

Сын и главный ученик Ньянграла, Дрогон Намка Пелва, был мастером его учений, которому во всей полноте была поручена преемственность переданных заветов созревания и освобождения. Пророческое речение утверждает, что он был проявлением Авалокитешвары. Надеясь исполнить намерения [своего отца], посредством своих всевозрастающих способностей к чудотворению он, как стадо овец, поднял в небо камни перед горой Шамбо. Другие не знали, откуда взялись эти камни, но они все обрушились серой массой на берегах Кьичу в Лхасе, где их использовали [для восстановления] насыпи, [что защищала образ] Владыки [Шакьямуни в Лхасе]. Говорится, что в былые времена эти камни можно безошибочно распознать.

Дрогон Намка Пелва также заказал сто восемь изображений в непальском стиле размером со стену. У него были всевозрастающие сверхъестественные способности, и ему прислуживали защитники учения. Таким образом, он был способен уничтожить всех своих врагов с помощью молний, града и тому подобного, одной лишь своей силой – в любой время дня, независимо от времени года или месяца. Есть много историй, это иллюстрирующих. В силу его невообразимого сострадания Гуру Чованг и многие другие проявления стали его учениками.

Его сын, Нгадак Лоден, был проявлением Манджушри, а сын того, Нгадак Дудул, в свою очередь, проявлением Ваджрапани. Таким образом, от этих проявлений [Владык] Трех Семейств, восхваляемых в писаниях, последовательно изошла «линия сыновей». Также были линии учеников Ньянграл Ньима Озера, главными из которых были «пять сыновей, унаследовавших переданные заветы», включая Ньо Трагьела, Щикпу Дюци и Менлунгпу Микьо Дордже. Вплоть до настоящего времени эти линии всеохватывающе усиливали активность его учений в Тибете – как на приграничных, так и в центральных землях».

См. также: Nyangrel Nyima Ozer | Treasure Of Lives